Тамбов Среда, 21 февраля
Общество, 15.05.2023 20:00

«Что происходит с Цной в черте города: скачки уровня воды и неразбериха с плотиной», часть 2

Река после почти трёхлетнего ремонта плотины будет спасена на долгие годы? Тем более, в этом году её начнут расчищать. А вот это не так очевидно. Что будет дальше – расскажем в следующих публикациях. Рассказываем.

За перипетиями вокруг временной плотины и ремонтом штатной как-то на дальний план ушла новость о начале расчистки Цны. Это в целом позитивное событие сначала было проигнорировано многими СМИ региона, да и на сайте Министерства экологии, между прочим, заказчике проведения работ, и его странице в ВК тоже об этом ни слова. Хотя позже «Блокнот Тамбов» один из немногих сообщил о результатах аукциона, где победителем стала скандально известная фирма «Стинэк». 

Между тем расчистка, как и ремонт плотины, так же должна начаться в этом году и, что самое главное, не менее важна для благополучия реки. И так уж получилось, что эти события объединяют разработчик проектно-сметной документации и производитель работ. Но и кроме таких совпадений есть, о чём задуматься по поводу предстоящих работ по расчистке Цны и их эффективности в долгосрочной перспективе.

Проект расчистки реки был утверждён ещё в январе 2021 г., а работы в рамках реализации регионального проекта «Сохранение уникальных водных объектов» национального проекта «Экология» планировалось провести в 2022-2024 годах. Но в прошлом году по каким-то причинам начать не получилось, и контракт заключили только в начале апреля этого года. Его цена по итогам аукциона была снижена с более чем 420 млн. ₽ до почти 360 млн. Если смета составлена корректно, т.е. не взята с потолка и не завышена, то 60 миллионов для таких работ – серьёзный минус для подрядчика. На чём будет экономить? Не выйдет ли это боком горожанам и Цне?

И если бы этими двумя вопросами все и ограничилось. Ответьте ещё на такой, на первый взгляд глупейший: какова цель расчистки? Ваша недоуменная реакция, уважаемые читатели, предсказуема, а ответ очевиден. Кажется, что заказчик ещё сомневается, стоит ли тратить деньги на расчистку, поэтому требует предоставить ему «сведения, подтверждающие положительное влияние планируемого мероприятия на улучшение класса качества воды, и сведения о периоде сохранения положительного влияния планируемого мероприятия на качество соответствующего водного объекта». Ну, и чтобы совсем закрыть тему и принять окончательное решение, «разработать комплекс водоохранных мероприятий, предотвращающих повторное заиление и загрязнение водного объекта, рекомендации по улучшению качества воды в водном объекте».

По итогам изысканий проектировщик пришёл к выводу, что: «существующее экологическое и санитарное состояние русла р. Цны и водоохраной зоны нарушает водный режим водотока, ухудшает качество воды. В результате длительного антропогенного воздействия в районе намечаемой расчистки произошло заиление дна, зарастание русла и береговой полосы водной и древесно-кустарниковой растительностью». Поэтому: «Проектные решения направлены на улучшение экологического и санитарного состояния водотока и прилегающей территории города в целом. Расчистка участков русла р. Цны позволит увеличить её пропускную способность, стабилизировать водный режим».

Вот только «сведений о периоде сохранения положительного влияния планируемого мероприятия и разработки комплекса водоохранных мероприятий» в проекте нет. Почему так случилось – объяснений найти невозможно. С подрядчика, при этом, за отсутствие в проекте «сведений» спросить невозможно – он всего лишь «гарантирует выполнение работ на объекте в сроки, указанные в Контракте, возможность эксплуатации объекта в соответствии с Контрактом, а также достижение указанных в Проекте технических характеристик (параметров) объекта». Ещё одна любопытная деталь – контрактом предусмотрено авансирование всего лишь в размере 3% по каждому этапу работ. У подрядчика должна быть очень хорошая финансовая база, чтобы браться за выполнение работ, на 3% ну никак не проживёшь.

Вернёмся к проекту. Что должен определить проектировщик и после детального изучения и анализа рекомендовать? Для начала было необходимо констатировать, что главным антропогенным фактором на Цне в границах города на протяжении более 200 лет являются плотины: с 1801 г. мельницы, с 1913 г. ГЭС (Гидры) на её месте, а с 1956 г. гидроузла в Пригородном лесу. Причём, эксплуатация последнего, с момента строительства, медленно, но уверенно убивает канал, водохранилище и озеро Красное, визуально превращая их в стоячее болото. Демонтировать плотины, конечно, никто не будет. Но в проекте нет рекомендаций хотя бы увеличить расход воды на Гидре. Т.е. после завершения работ мы увидим привычную на протяжении нескольких десятилетий картинку, когда в канале течение почти нулевое.


А если сюда добавить, что суммарный объём канала, проливов, водохранилища и озера Красное по самым скромным подсчётам раза в 4 больше, чем Цны от Узкого пролива до плотины, то легко понять, насколько больше уходит времени на полный оборот воды у города по сравнению с руслом в Пригородном лесу. И насколько меньше шансов у первых оставаться в более-менее нормальном состоянии без сбалансирования стока реки на плотинах.

Сложно было не заметить Жигалку (Ржавец «заточён» в трубе, поэтому простительно), Студенец и Чумарсу, но у проектировщиков это получилось. Или их влияние на экологическое и санитарно-гигиеническое состояние Цны так мало, что учитывать его нет необходимости? «БлокнотТамбов» рад бы согласиться, но у многих горожан иное мнение.


Жигалка. Июнь 2022 г. Фото Юлии Дубовицкой

 

«Исток» Студенца. 2.04.2023 г. Фото Спасём Студенец

Другое дело – очистные сооружения, сброс с которых возможно превышает дебет всех городских притоков Цны. Но там же сточные воды соответствуют всем нормам, да и сливаются они почти на границе участка расчистки. Так что и тут мимо.



Что уж говорить про явленные миру (на момент проектных изысканий надёжно скрытые под водой) после обмеления Цны трубы непонятного назначения и принадлежности,  ставящие под сомнение наличие локальных очистных сооружений?


Как-то забылось, что в 2019 г. нам обещали приступить в 2022 г. к расчистке Цны от посёлка Бокино до Тамбова протяженностью более 26 километров. Но этого не случилось. Предположим, если известно (Роспотребнадзору и проектировщику, видимо, информацию не предоставили), что на том участке были экологические проблемы (хотя, где их нет?) из-за несанкционированных сбросов, то какой смысл чистить реку ниже по течению? К тому же, будь там донные отложения (ил текучепластичный) хоть трижды чистыми, со временем часть из них окажется в границах города.

Дополним, что прибрежная защитная полоса упоминается в проекте только в привязке к технологии проведения работ. Нарушений её использования в повседневной жизни и, соответственно, их негативного влияния на состояние реки не обнаружено. Собственно, удивляться тут нечему, местные контролирующие и регулирующие органы тоже не часто их находят. Скажете, что не стоит нагнетать обстановку?  В 2016 году была закончена так называемая «экологическая реабилитация» Жигалки: на протяжении трёх километров работники «Тамбовского водного хозяйства» подняли со дна более 200 000 м3 ила и мусора. А уже в августе 2022 г. (фото выше) Цна начала мелеть, что вызвало бурное обсуждение среди горожан.

Но вернёмся к контракту и проекту. Проектом расчистки предусмотрено 2 этапа. А в самом контракте (из-за особенностей бюджетной системы) их три, что будет учтено в плане производства работ:

I этап, 2023 г. – 36 646 650 рублей 90 копеек;

II этап, 2024 г. – 125 958 001 рубль 50 копеек;

III этап, 2025 г. – 197 054 962 рубля 20 копеек.

 

Участки для расчистки определил заказчик. Чем был обусловлен такой выбор, почему Цна в районе садовых участков и в Пригородном лесу фактически оказалась в приоритете – эти вопросы к нему. Он же обозначил и предельную стоимость проектируемого мероприятия – 436 821 770 рублей. Под эту сумму проект и подогнали. Как тут не вспомнить «армянскую» сказку про овечью шкуру и семь шапок: как Вартан (заказчик) просил – так скорняк (проектировщик) и сшил. 

В общей сложности предстоит поднять и утилизировать донные отложения в объёме 634 273 м3 на протяжении 13 966 метров реки и проток. Важно: опять же по требованию заказчика расчистка русла Цны будет вестись исключительно в пределах донных отложений, без его углубления и расширения. Что можно сравнить с генеральной уборкой в разрушающемся доме вместо капитального ремонта. Надеемся, что в будущем на это обратят внимание.

По контракту в этом году за 36 миллионов рублей, видимо, планируется провести т.н. подготовительные работы. Сложно сказать, много это или мало, но в них включены: устройство временных проездов для погрузки и вывоза порубочных остатков, расчистка береговой полосы от кустарника и поросли, санитарная вырубка сухостойных, отмирающих и повреждённых деревьев с разделкой и вывозом на полигон ТБО. Сухостойных и т.п. стволов насчитали аж 1127 м3, да пней (обязательных к раскорчёвке) и веток от них, а также кустарников более 100 м3. В пересчёте на лес средних крупности и густоты это около 10 га. А везти все это на утилизацию придётся на полигон в Рассказовский район за 61 километр от Тамбова и за очень «жирную» цену.

Одновременно будут производиться работы по устройству площадок для временного размещения донных отложений, технологических площадок для погрузо-разгрузочных работ, устройство временных землевозных дорог к картам намыва (площадкам временного складирования) и технологическим погрузочным площадкам.


Площадки временного складирования.

Многие удивятся, а некоторые к тому же озадачатся, но Цна на основании Постановления Правительства РФ от 28.02.2019 №206 «Об утверждении Положения об отнесении водного объекта или части водного объекта к водным объектам рыбохозяйственного значения» относится к водным объектам рыбохозяйственного значения высшей категории. «Виной» этому особо ценные водные биологические ресурсы Sander lucioperca и Acipenser ruthenus, т.е. судак и стерлядь. Поэтому согласно статьи 65 Водного кодекса РФ ширина прибрежной защитной полосы 200 метров и на ней запрещено размещение отвалов размываемых грунтов (чем донные отложения и являются), причём к временным это тоже относится. Каков же выход, если даже по этой карте понятно, что почти все площадки попадают в эту особо охраняемую зону? Единственно возможный – закачка донных отложений должна производиться в геотубы.

Такого в Тамбове ещё не видели. Геотекстильная туба – цилиндрический контейнер, изготавливаемый из высокопрочного тканого полипропиленового геотекстиля  и предназначенный для обезвоживания отложений и отвода фильтрационной воды через стенки.


По проекту геотубы в количестве 306 штук будут размещены на площадках №№2, 3, 4, 8, 11, 14, 18 и 21. После завершения расчистки донные отложения должны быть вывезены для утилизации или остаться на месте в геотубах.

А вот №№6, 10 и 16 являются классическими картами намыва, которые горожане должны помнить по расчистке канала в 2003-2004 годах. Как правило, это обвалованный участок берега (см. фото ниже), на который по пульпопроводу поступают донные отложения с земснаряда, где обезвоженный ил обычно и утилизируется, а освобожденная вода сбрасывается обратно в водоем.

Фото около 2004 г. В левом верхнем углу как раз карта намыва

2004 г. Хорошо узнаваемы 3 карты намыва при последней расчистке канала

И если на Эльдорадо (№10) при его минимальной ширине в 600 метров еще можно соблюсти Водный кодекс в отношении использования прибрежной защитной полосы, но отнюдь не задействовав старые карты, то для №16 придется вырубать деревья в парке Дружба (сейчас-то с этим проблем нет, т.к. весь росший там ясень погиб, но на момент проектирования он вполне ещё живой был!), а №6, как не двигай в р-не ул. Рассказовской, все равно её размещение там законней не станет. Так что нам скоро «посчастливится» наблюдать, как будет разрешаться эта коллизия в режиме реального времени.

При суммарном объёме расчистки в 634 273 м3 на площадку №10, т.е. о. Эльдорадо,  закачают и свезут (для этого через протоку между о. Красным и водохранилищем будет наведён понтонный мост) 278 019 м3 донных отложений, где их утилизируют. Что на бюрократическом языке звучит как «донные отложения предназначены для дальнейшего безвозмездного повторного использования в целях реализации муниципальных полномочий». И фактически получается, что площадки 2, 3 и 4 тоже планируются для реализации полномочий (по старой памяти предыдущих расчисток?), т.к. по проекту они являются конечным пунктом назначения для 245 257 м3 отложений. А как быть с остальными почти 30 тысячами «квадратов»? Предположим, что объём донных отложений существенно уменьшается после первичного осушения в геотубах и при расчистке экскаватором.

Расчистка русла будет вестись финскими земснарядами Watermaster Classik с применением землесосного оборудования и ковша.


Два таких красавца работают в нашем родном ТОГБУ «Тамбовское водное хозяйство». Вот только берегут их для малых рек области, масштабы проекта по расчистке Цны им и не снились.


Землечерпальные работы производятся с применением плавучего контейнерного приемника-перегружателя грунта ПКПГ-1 с установленным моторным оборудованием. Фотографию этого «редкого зверя» найти не удалось, увидим только в процессе работы. Известно, что он имеет ёмкость для размещения грунта вместимостью не менее 5 м3 и оснащается подвесным шлюпочным мотором, т.е. самоходный. В процессе выемки донных отложений при подъёме контейнера основной объём воды стекает за первые 40 секунд. За время перемещения к площадке перегруза происходит полное освобождение грунта от несвязанной воды. Т.е. та самая усушка-утруска.

Что подразумевается под расчисткой русла в пределах донных отложений, без его углубления и расширения? Для определения фронта работ производились геологические изыскания бурением 152 скважин на глубину 5 и 9 метров, результаты которых отражены в Техническом отчёте в т.ч. в виде поперечных разрезов русла. Для понимания покажем только некоторые, но и здесь без вопросов не обойтись. К сожалению, масштаб горизонтальный 1:500, а вертикальный 1:100, т.е. придется напрягать воображение. 

Выемке подлежит «ил текучепластичный с прослойками песка серо-черный» – №1 на чертежах. Намывной песок под илом, по крайней мере, на части русла, трогать не будут.

Поперечный разрез русла канала у ул. Комсомольская. Слева «городской» берег канала

Поперечный разрез русла канала у Тезикова моста


На каком основании геолог экстраполировал слой глины (№11) на стенки и дно русла? Но это мелочь, более важно, что в 2003-2004 г. канал чистился и вроде даже углублялся, а плачевный результат виден на разрезах невооруженным взглядом. Ещё через 20 лет, а скорее раньше, когда придётся в очередной раз его чистить, то можно на геологические изыскания не тратиться, а использовать эти.

Поперечный разрез русла Цны на 250 метров выше по течению от плотины в Пригородном лесу

Если вам, уважаемые читатели, скажут, что скорости течения до и после плотины в Пригородном лесу (смотрите два следующих разреза) одинаковые и равны 0,2 м/с, поверите?

А придётся – проект прошёл госэкспертизу. Сомнений быть не должно.


Поперечный разрез русла Цны на 550 метров ниже по течению от плотины в Пригородном лесу

Толщина иловых отложений ниже плотины в целом невелика, а после слияния Цны с протокой, текущей (по проекту со скоростью 0,1 м/с) через парк и садовые участки, по итогам изысканий такие отложения отсутствуют. 

Поперечный разрез русла Цны ниже на 200 метров от сброса с очистных

Но не камыш же только резать да деревья с кустарником вырубать, можно и песок «на-гора» поднять. Если вы считаете это дноуглублением (красная линия на чертеже), то это не соответствует действительности. Кстати, если бы в проекте ставилась задача сбалансировать стоки реки через плотины, то углубление дна здесь очень даже к месту – таким образом сохранился бы сравнительно большой объём относительно проточной воды.

Но при всех недостатках проекта должна же быть от него какая-то выгода?

С большой долей вероятности, Цна «облегченно вздохнёт» на участках №2 и 6, т.е. ниже по течению от плотины. Правда, там и так самое благополучное место в границах города. Так что эффективней для улучшения экологической обстановки в целом на Цне было бы ограничиться здесь сведением береговой (но не до фанатизма) и водной растительности, а затраты перенести на удаление донных отложений на море и каналах. Тем не менее, увеличение пропускной способности русла (а только на этих участках уместно говорить об этой характеристике) пойдет во благо. Кстати, кто бы ещё договорился с федералами и разработал мероприятия по регулярной расчистке акватории Цны в границах города от водной растительности. Например, силами нашего «Водного хозяйства». И, естественно, с привлечением специалистов по речной флоре и фауне.

Изменится к лучшему ситуация на участках №3 и 7 – протоке в парке Дружба и в садовых товариществах. Но она так и останется практически стоячим водоёмом, отягощённым плотной дачной застройкой, на долговременный эффект рассчитывать и здесь не приходится. Соединить бы её с каналом, например, донным или сифонным водоспуском с задвижкой (перепад высот в 1,8 метра позволяет), что дало бы возможность периодически обновлять воду в протоке. Пока же этот процесс сильно замедлен, т.к. она питается исключительно верховодкой. Помните, М. Егоров в прошлом году по поводу реконструкции набережной говорил о каналах в голландском стиле? Ведь явно не застойную и вонючую канаву имел в виду (на тот момент он всех нюансов и не знал…). В проекте всё это можно было бы как минимум рекомендовать, т.е. фактически узаконить (как «народную» плотину). Добавили же участок №7 (т.н. 2-ая Коренная) для улучшения экологического состояния гидрографической сети реки Цны по просьбе заказчика. Если уж взялись улучшать – так надо это доводить до логического завершения, затраты-то не такие и большие.

У канала же, как не напрягай извилины, позитивных изменений в более-менее долгосрочной перспективе не просматривается. А проливы, Тамбовское водохранилище и озеро Красное в проекте даже не упоминаются.

Неужели так всё и останется на долгие годы!? Наша редакция, не являясь специалистом в этой области, может предложить радикальное предложение по решению большинства проблем на Цне в границах города. Исходим из того, что плотины – зло, а на небольших реках вдвойне, порождённое человеком для решения своих, не всегда разумных, чаще материальных потребностей, большинство из которых сейчас утратило актуальность. Поэтому надо оставить плотину в Пригородном лесу как есть. Она в состоянии при необходимости безопасно держать небольшой подпор и регулировать сброс – как раз на весеннем уровне реки до установки временной перемычки. На Гидре дно водосброса понизить (если это возможно) – появится течение и дополнительная возможность регулировать сброс. Русла Цны, канала и хотя бы Широкого пролива не просто почистить, а углубить на 1,5-2,0 метра. Откорректировать берега так, чтобы максимально сохранить площадь зеркала воды как при наличии плотин. Иными словами, при практически естественной (доплотинной) отметке уровня Цны мы будем иметь достаточно большой объём относительно проточной воды. Денег, выделенных на ремонт Пригородной плотины, на эти изменения хватит с избытком, может и на акватории, не включенные в проект, останется. Да, это в некотором роде «бассейн» двухсотлетней давности (читайте ниже), но в нынешних условиях это даже неплохо. Гидрографическая сеть Цны в границах города сейчас выполняет только рекреационные функции, проще говоря, это место отдыха и летнего проживания горожан. Ну и дачники для полива воду качают. Но их проблемы решаемы: пирсы и мостки, а также водозабор насосов полива перенесут пониже. К «малой» воде люди быстро привыкнут, тем более она станет чище. И осушение многим дачникам (берега ведь станут выше), особенно на прибрежных болотах, даже на пользу пойдет. А теперь посмотрите на карту, чтобы понять, что эти «страсти» касаются совсем немногих – большинство дачных массивов благополучно живет с низкой водой! Природа без ежегодного многоразового «изнасилования изменением уровня воды» тоже быстро приспособится. У «Шлюзованной системы» работы убавится, т.к. не надо будет заморачиваться с паводками. И да, остров Эльдорадо можно будет осваивать! Как вам такой вариант?

В заключение стоит оглянуться в прошлое. Очень часто бывает так, что часть ответов на современные проблемы находится там. В далёком 1883 году И.И. Дубасов в «Очерках из истории Тамбовского края» коротко описал ещё более «древние» события, имеющие непосредственное отношение к нынешним.

«С мая 1818 года в Тамбове начали производиться значительные гидротехнические работы на сумму около 150 тысяч рублей. В это время исправлен большой старинный канал, проходящий посреди города и в настоящее время. Инженерные работы произведены были подполковником Янишем и поручиком Сомовым. Рабочие были вызваны из Лебедянского уезда и из Витебской губернии. К несчастию работа шла весьма медленно и неискусно. Строители получали награды и наживались, а канал так и не получил свежей и чистой воды до сего дня. Только в течении двух лет до 1824 года город Тамбов имел у себя бассейн чистой воды, в 60 сажень ширины и 8 сажень глубины».

В конце 18 века этому предшествовало перенаправление всего стока Цны в русло вдоль города и строительство купцом Сухановым в 1801 г. водяной мельницы на месте нынешней «Гидры». И если первое было во благо горожанам, а может и Цне, то второе практически полностью нивелировало все проделанные работы и предопределило проблемы с рекой вплоть до нашего времени. Плотина мельницы образовала водохранилище, пусть и не соизмеримое с сегодняшним, но всё же существенно замедлившее течение. Во всяком случае, этого было достаточно для ускорения процесса заиливания теперь уже единственного русла и, вкупе с дополнительным негативным фактором в виде заболачивания и так далеко не сухой поймы, привело к периодической непригодности воды для питья.

Видимо, к 1818 году так невмоготу без чистой воды стало, что царю пришлось от щедрот самодержавных раскошелиться, т.к. у города таких денег отродясь не было. А не воспользоваться таким траншем, судя по словам нашего знаменитого краеведа, и в те времена было грешно. Естественно, с привлечением пришлых «специалистов». Цну, которую мы сейчас называем каналом, включая Широкий пролив, расчистили и углубили от Пригородного леса до Преображенского собора. Документально пока не подтверждено, но с большой долей вероятности именно тогда отсыпали поднятым со дна грунтом дамбу вдоль Цны и прорыли собственно канал от Преображенского собора до слияния с протокой Ерик, что протекала через нынешние «Дворики» (от неё залив остался). Почему никому в голову не пришло, что расчистки надолго не хватит, т.к. все беды от плотины мельницы – загадка. Город, при этом, на тот момент никаких финансовых выгод с неё не имел, т.к. она строилась мельником за право 20-тилетнего безоброчного содержания. Позже, когда мельница перешла в собственность города, сдавалась в аренду и стала приносить доход, о её сломе и речи быть не могло. Да, возмущались и жаловались на непригодную для питья воду, даже губернаторы входили в курс дела и указания давали, но кардинально ничего не менялось. И строительство водопровода в 1883 г. не подтолкнуло к демонтажу мельницы, хотя оно совпало с отсутствием арендаторов и её аварийным состоянием. Проблемы с рекой решались запретами брать из неё воду (как сейчас купаться), периодическими спусками водохранилища и весенними паводками. И не забываем, что Цна текла по одному руслу и, по имеющимся данным, как минимум в 2 раза была полноводней, т.е. ситуация была не в пример лучше. Что позволило реке стать излюбленным местом отдыха горожан во второй половине 19 века. Какой уж тут демонтаж плотины?! Строительство ГЭС («Гидры») в 1913 году окончательно закрыло вопрос о каких-либо изменениях на реке. Вот тут бы и остановиться, посчитать свои возможности, попытаться спрогнозировать дальнейшее развитие событий по разным сценариям. Но в1939 году разработали первый генеральный план Тамбова, по которому «Гидра» подлежала сносу, но помешала война. Впрочем, обольщаться не стоит: предполагалось кардинально изменить гидрографическую сеть у города, но с возведением новой плотины со шлюзами. А 1956 год можно считать днём начала современного траура по Цне – тогда снесли дамбу, преграждающую ток воды в старое русло на востоке поймы, и построили на нём деревянную водоспускную плотину. Проект должен был завершиться строительством шлюза для обеспечения сквозного судоходства через Тамбов от с. Кузьмино-Гать, но со временем актуальность на этом участке пропала. Сдавать назад на пути к светлому будущему не стали, и в 1974 году к планам вернулись, построив бетонную плотину немного ниже деревянной. Но опять не доделали – до шлюза в районе «Гидры» так и не дошло.

По прошествии стольких лет ошибки прошлых лет повторяются, а у наших потомков в этом случае нет никаких шансов вспомнить нас добрым словом, прогуливаясь по берегу сохраненной для них красавицы Цны.

Не забывайте подписываться на наш телеграм - t.me/bloknot_tambov_68

Редакция



Новости на Блoкнoт-Тамбов
ТамбовгородЦнарекачета городаобмелениерасчисткаРедакция
1
0